Рафоат Рустамова, архивное фото

Никто не сделает это за нас: зачем таджикской молодежи возвращаться домой

3815
(обновлено 11:54 20.12.2017)
Короткая история о том, что для молодых людей Таджикистана счастье и успешная карьера - это не всегда покровительство родни или путь за границу

ДУШАНБЕ, 19 дек — Sputnik, Рубен Гарсия. Ежегодно десятки тысяч молодых людей, едва отпраздновав свое 18-летие, стоят перед выбором — как дальше устраивать свою жизнь? Увы, для многих отъезд за границу кажется лучшим способом заработать и реализовать себя.

Но действительно ли миграция — единственный выход для таджикской молодежи?

Корреспондент Sputnik Таджикистан решил спросить об этом у тех, кто, получив престижную, высокооплачиваемую должность за рубежом, все-таки решил вернуться на родину.

Первой, к кому он обратился, стала Рафоат Рустамова, которая к 29 годам успела пожить в США, поработать на Мальдивах, преуспеть в гостиничном бизнесе класса-люкс и, кардинально сменив сферу деятельности, сделать карьеру в авиакомпании Somon Air. И при этом остаться любящей мамой.

- Для работы в крупной международной компании тебе было нужно не только  хорошее образование, но и безупречный английский язык. Как это тебе удалось, учитывая, что твои школьные годы пришлись на период гражданской войны?

— Это были тяжелые времена. Но спасибо маме, она все силы вложила в образование дочери. Сразу после уроков в школе — домой, на ходу съедаешь бутерброд и — сразу на дополнительные занятия. Она всегда настаивала, чтобы и спорт, и учеба были ежедневно.

В итоге я прошла вообще все курсы по английскому, которые тогда были доступны в Душанбе.

- Тебя воспитывала одна мама?

— Да. К несчастью, моего папу убили во время войны. Тогда многие потеряли сыновей, мужей, отцов. Папа не был военным, а занимался бизнесом. В 1992 году его друзья из компании "Восток-Меркурий" открыли филиал в Худжанде и попросили поехать с ними — время было опасное. А наша семья как раз планировала переезжать туда. Всего было 16 человек.

Один из них оказался предателем. На группу напали бандиты и взяли все, что было, — деньги, компьютеры. А людей не стало. И моя мама всего в 23 года осталась вдовой.

- Но при этом она смогла в одиночку поднять тебя на ноги?

— Что тут сказать, моя мама — настоящий герой, человек, на которого я во всем стараюсь быть похожей. После смерти отца мама сразу пошла работать в Министерство экономики. Благодаря ее упорству и решимости во что бы то ни стало заставить меня выучить иностранный язык, я в 11 классе прошла FLEX — программу по обмену, когда тебя отправляют на год в другую страну жить в незнакомой семье.

- Это был твой первый опыт за границей?

— Да. Это был 2005 год, и я вообще до конца не знала, куда лечу. Но в итоге оказалась в Калифорнии. Для меня, единственного ребенка в семье, такой опыт был полной неожиданностью. Жить в шумном доме, где, помимо меня, мама, папа, сестренка, двое братишек, бабушка, четыре собаки, кошка.

И надо сказать, что в американской семье меня приняли как родную. Правда, сказали, что хотя я и гость, но за всякие шалости буду получать по голове наравне с остальными детьми.

- Насколько я знаю, такая программа длится всего год. Чем ты занялась по возвращении?

— Вернувшись, я поступила на факультет мировой экономики в Технологический университет Таджикистана. Но после трех лет очного обучения я решила, что настало время самой работать и помогать семье.

Тогда в столице только что открылся первый пятизвездочный отель Hyatt Regency Dushanbe. Поработав там 3 года, я решила, что хочу посмотреть мир. И мне повезло: мне предложили позицию в Дубае и на Мальдивах.

- И как, проблем с трудоустройством не было?

— Были проблемы с документами. Я была первым гражданином Таджикистана, получившим рабочую визу на Мальдивах. Когда мне отдали визу, в ней было написано "Казахстан". Я им в ответ: ребята, я не из Казахстана. И все были очень удивлены — Таджикистан? Что, есть такая страна? Документы исправили, но все повторилось на таможне.

Сначала я работала на низкой должности, администратором, так как мне хотелось знать все о гостиничном бизнесе, все с самого начала. Но буквально спустя месяц меня повысили.

- И все-таки ты решила вернуться на родину?

— Конечно! Я хотела закончить учебу, получить диплом, поделиться опытом. Да и маме надо помогать. Потом была работа в строительном и гостиничном бизнесе: катарская фирма Qatari Diar, построившая бизнес-центр и апартаменты в Душанбе, отель Sheraton — его только возводили.

Помню, как бегала в каске и пыли по всему зданию — ни лифтов, ни окон еще толком не было. Правда, спустя какое-то время я вышла в декретный отпуск, год сидела дома с сыном. И тут на меня вышли представители Somon Air.

Рафоат Рустамова, архивное фото
из личного архива Рафоат Рустамовой
Рафоат Рустамова, архивное фото

- Это уже 4-я по счету крупная международная компания, где ты работала. Причем значительная часть топ-менеджмента здесь иностранцы, экспаты. Чем ты так приглянулась руководству?

— У меня к тому времени был большой опыт менеджмента и работы в гостиничном бизнесе. А они искали специалиста по бортпитанию и спросили, интересует ли меня это? Вообще, авиация оказалась очень интересной сферой. Тут как раз и пригодился стаж в Sheraton и Hyatt. Я знала, как общаться с гостями, знала тонкости сервиса, скажем, как открывать вино, как подавать его гостю. И спустя какое-то время меня отправили заниматься рекламой и маркетингом.

- Ты могла остаться на хорошей работе за границей, лежать на мальдивском пляже, получать большие деньги, отправлять их маме. Зачем же ты вернулась?

— Знаешь, я просто очень сильно люблю свою родину, без всякого пафоса. И мне очень хочется, чтобы здесь все развивалось, причем именно силами молодежи. На самом деле, молодые таджикистанцы, те, у кого есть драйв, в ком горит огонь, обязательно должны возвращаться. Я сразу вспоминаю свое детство, когда не было вообще никаких ни надежд, ни перспектив. Есть куда расти, складывается определенный рынок.

- В эмиграцию-то едут не от хорошей жизни. Тем более что разница в доходах в городе и сельской местности в Таджикистане чуть ли не больше, чем в России, где этот разрыв огромен. Может, молодежь просто не видит перспектив?

— Понимаю, большинство летят за границу зарабатывать, кормить свои семьи. Сейчас все непросто, но, тем не менее, появляются новые рабочие места. Правительство потихоньку взялось за решение региональных проблем. Пример — лыжный курорт "Сафед-Дара". Так, там из 160 сотрудников 150 — это жители близлежащего села.

Мне очень хочется, чтобы молодые уроженцы Таджикистана оставались здесь, поднимали свою страну. Ведь кто еще это сделает? Кроме нас самих, мы никому не нужны.

3815
Теги:
будущее, перспективы, работа, молодежь, миграция, Таджикистан, Душанбе
Комментарии
Загрузка...