Владимир Сажин, архивное фото

Сажин: зачем Ирану и США обмениваться взаимными "ядерными" провокациями

40
(обновлено 02:22 27.08.2017)
Намерено ли правительство Ирана действительно вернуться к обогащению урана и положить конец соглашению по ядерной программе, рассуждает востоковед Владимир Сажин

ДУШАНБЕ, 25 авг — Sputnik. Тегерану необходимо всего несколько дней, чтобы в случае необходимости вновь приступить к обогащению урана до уровня в 20%, заявил глава Организации по атомной энергии Ирана Али Акбар Салехи.

"Если говорить о точном определении, то мы бы смогли вновь обогащать уран до 20% максимум за пять дней", — сказал он в интервью иранскому телевидению.

Пойдет ли Иран на такой решительный шаг, который приведет к разрыву СВПД, для Sputnik Iran рассуждает российский востоковед иранист Владимир Сажин.

В 2015 году Ираном и пятью постоянными членами Совета Безопасности ООН плюс Германией был согласован Совместный всеобъемлющий план действий — СВПД. Мир тогда аплодировал "ядерной сделке" и смягчению напряженности вокруг Ирана. Но не все.

В США недовольство высказывал кандидат в президенты от республиканцев, а затем и президент Дональд Трамп, который с самого начала своего президентства ставил под сомнение СВПД и неоднократно грозился выйти из соглашения в одностороннем порядке.

Иранское руководство терпеливо выжидало ясности в политике Трампа в отношении ИРИ, не особо реагируя на его антииранскую риторику и даже на ввод в феврале 2017 года некоторых президентских санкций в связи с развитием ракетной программы Ирана. Однако ясность в политике Трампа найти было трудно. Она, пожалуй, наступила в августе после подписания Трампом закона (до этого почти единогласно одобренного Конгрессом США) о введении санкций против РФ, ИРИ и КНДР.

В отношении Ирана эти санкции были введены в связи с его программой баллистических ракет (дополнительно к февральским санкциям 2017 года), в связи с поощрением международного терроризма (имеется в виду деятельность Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и его Сил специального назначения "Кодс"), а также в связи с нарушением прав человека в ИРИ.

По сути закон об антииранских санкциях не так уж и губителен для Ирана. Эти санкции не связаны с ядерными аспектами в целом и с СВПД — в частности. Однако, безусловно, они создадут сложности для Тегерана по расширению и укреплению политико-экономических и торговых связей с внешним миром.

Подобная акция Вашингтона вызвала соответствующую и быструю реакцию Тегерана, который, пригрозил выходом из состава участников СВПД в том случае, если США продолжат санкционное давление. Возможно ли это? На сегодняшний день это маловероятно. И вот почему.

Президент Рухани всегда говорил, что основным его приоритетом во внешнеполитической сфере являлось, является и будет являться защита СВПД. И это так. Его политическая жизнь во многом связана с разработкой, заключением и выполнением "ядерной сделки".

Да, конечно, иранский президент выступал и выступает с резкими высказываниями о выходе ИРИ из СВПД в ответ на антииранские санкции США. Но по-другому глава исполнительной власти Ирана, где многие влиятельные силы выступают против "ядерной сделки", не может. Он должен считаться с внутренней ситуацией в Иране. Поэтому заявления Рухани о выходе из СВПД направлены, в первую очередь, на внутреннюю аудиторию.

С другой стороны, а выгоден ли Ирану реальный выход из СВПД? Пожалуй, нет. Опыт послесанкционных лет подсказывает, что благодаря даже неполному снятию запретов на сотрудничество с ИРИ правительству во главе с президентом Рухани удалось добиться позитивных результатов.

В 2013 г. ВВП падал почти на 6% в год, тогда как в 2016 году экономика Ирана показала рост порядка 4-6%. Успешной была борьба с инфляцией, которая снизилась с неофициальных 40% до порядка 10%.

СВПД вывел Иран из изоляции. За два года Тегеран посетили десятки глав государств и правительств, а количество торгово-экономических делегаций вообще трудно поддается исчислению. Сообщалось о десятках сделок на миллиарды долларов.

Отказ от выполнения "ядерной сделки" со стороны Ирана не только бы ввергнул страну в пучину новых санкций и, соответственно, к экономическому кризису, но и, возможно, поставил бы ее на грань войны. Ведь возобновив в полном объеме свою ядерную программу, Иран спровоцировал бы Израиль на силовые методы решения иранской ядерной проблемы, к которым наверняка присоединились бы и другие страны, не питающие к ИРИ дружественных чувств.

Впрочем, возможно, антииранские действия президента Трампа и его сторонников направлены именно на то, чтобы спровоцировать Тегеран на выход из СВПД, что дало бы повод иранским недругам вполне легитимно нанести мощный санкционный (а быть может, не только санкционный) удар по Ирану. Эту ловушку хорошо видят в Тегеране и понимают все последствия попадания в нее.

Кроме того, не стоит забывать, что в настоящее время все участники "ядерного соглашения" (кроме США) крайне заинтересованы в развитии многосторонних связей с Ираном. Это относится и к России, и к Китаю, и к Евросоюзу, которые поддерживают СВПД. Более того, свою заинтересованность в тесных связях с Ираном демонстрирует Индия, Южная Корея, страны ЮВА.

Поэтому в нынешней ситуации, если не произойдет каких-либо чрезвычайных событий, выход Ирана (да и США также) из СВПД не представляется реальным. Впрочем, американцы, вполне вероятно, другими путями, минуя СВПД и иранскую ядерную проблему в целом, попытаются воздействовать на Иран. Но это уже, как говорится, другая история.

Да, действительно, в случае возобновления ядерной программы в полном объеме (а СВПД допускает умеренное обогащение Ираном урана до 5%) иранцы могут в течение нескольких недель наладить производство 20% урана, который никаким образом не может стать основой для ядерного заряда.

Поэтому паникеры, журналисты-незнайки, которые пишут, что через пять дней после выхода из СВПД Иран способен создать ядерное оружие, могут спать спокойно: в ближайшие годы Иран не сможет сотворить атомную бомбу при любом политическом раскладе.

40
Теги:
обогащение урана, ядерная программа Ирана, уран, Иран
Комментарии
Загрузка...