Дмитрий Косырев, архивное фото

Практика заговора: мы должны были сгинуть 17 лет назад

930
(обновлено 16:47 15.05.2017)
Дмитрий Косырев
Политический обозреватель Дмитрий Косырев продолжает разговор о сенсации – опубликованных записях выступлений тех, кто еще в 1970-х замышлял борьбу с курением

 

Давайте еще раз пройдемся внимательно по текстам речей и стенограммам этих весьма закрытых заседаний (они велись, как и сегодня ведутся, под эгидой Всемирной организации здравоохранения). Там есть нечто весьма интересное – даты. Заговорщики не просто планировали заставить несколько сотен миллионов людей по всему миру бросить курить. Они называли конкретные сроки этой кампании.
Вот 4-я всемирная антитабачная конференция, Стокгольм, 1979 год. Выступает основоположник всей антитабачной тактики – сэр Джордж Годбер. Призывает к тому, чтобы рекомендации по запретам на курение стали обязательными для всего мира. И говорит, что хотел бы дожить до того дня, когда увидит "несчастные остатки зависимых курильщиков". Когда? В 1990 году.

И он же далее рассказывает о своем разговоре с каким-то министром, который заметил: ну, мы же не говорим о полном запрете курения. "Но почему нет? – спрашивает сэр Джордж. – Мы как раз и говорим о конце курения как публичного общественного явления, и я верю, что мы достигнем этой цели гораздо быстрее, чем мы думали".

1990 год – это, понятно, чересчур. Но вот еще одна такая же конференция 1983 года в Канаде. И там опять речь о датах. А именно: пора называть вещи своими именами и объявить нашу итоговую цель: устранение проблемы (то есть курения) к 2000 году. Сигареты начали свое вторжение в промышленные страны на заре 20-го века, и надо вытеснить их до того, как мы всерьез продвинемся в следующий век.
Цитировать эти документы можно еще долго (и я вам советую их внимательно прочитать), но давайте отметим важное. В менее уютной обстановке эта публика свои цели скрывает. А среди своих говорит прямо: цель – полный запрет, уничтожение курения.
Типичная реакция сегодняшних людей на очередной припадок запретительских инициатив такая: да когда же они остановятся и успокоятся? Ответ: никогда. Пока не запретят табак вообще. Или пока их не остановят.

Еще раз посмотрим, что за феномен перед нами. Группа заговорщиков год за годом продавливала безумную идею – шаг за шагом заставить сотни миллионов нормальных, здоровых, полноценных людей по всему миру перестать делать то, что им нравится – курить. Просто потому, что это "неправильная привычка".

Шлифуется тактика движения к этой цели (в указанных протоколах все есть). О том, что надо начать врать, что дым приносит вред окружающим. О том, что тактически опасно выступать против курильщиков (их много, побьют), – врагом следует назначить табачные компании. О том, что якобы 75% курильщиков мечтают бросить, но не могут (фактами, кстати, это никак не подтверждается) – им нужно оказать медицинскую помощь. О том, что надо вести массовую обработку мозгов с помощью СМИ. И так далее.
Но причем здесь даты, 1990-й или 2000 годы? А это очень важно.

Итак, нас, курильщиков, уже 17 лет назад не должно было быть. А мы есть. И это все резко меняет.

Читателю придется поверить, что я имею некоторый опыт наблюдения за развитием вполне реальных заговоров. Фактор времени в них всегда важен. Если исполнение замысла затягивается, что-то начинает происходить. Первые из заговорщиков умирают или сменяются кем-то, кто ведет дела слегка по-иному, а еще происходят всякие неожиданные события. И заговор или сдувается, или превращается в нечто другое.
Давайте посмотрим на итоги антитабачного движения по принципу "с одной стороны" и "с другой стороны".

С одной стороны, заговорщики вроде бы продвинулись в своих целях (а первые их сборища, как следует из протоколов, велись еще в 1967 году!). Раньше можно было курить везде, сейчас – очень мало где. Население США и нескольких стран западной системы массово поверило во вред "пассивного курения" и панически боится дыма (и ведь не любого, а самого чистого из дымов – табачного). Механика демократии работает скорее на то, чтобы вводить все новые запреты, чем на то, чтобы их отменять.

Далее в антитабачную индустрию пришли громадные деньги – то, что начиналось как безумная идея, превратилось в потенциально прибыльный проект могущественного медицинского лобби. Деньги означают, что тысячи наемных экспертов или политиков связали свои имена с борьбой с курением, и развернуться на 180 градусов им было бы неудобно.

И если так, то подумаешь – 2000-й год или 2025-й или какой-то еще.

Но теперь начинается "с другой стороны". И оно великолепно. Все гениальные тактические задумки борцов с курением не выдержали испытание временем. Дело в том, что вранье – очень недолго живущая штука. Оно работает, лишь если добиваться своих целей сразу, пока "враг" не опомнился.
Самое главное: в 2016 году или ранее впервые в истории число курильщиков на Земле превысило миллиард. И оно растет. И это притом что фальсификаторы  гениально научились "статистически уменьшать" число курильщиков в некоторых странах (а кто им даст еще денег, если они не будут рапортовать об успехах). Неофициальные же оценки говорят о полутора миллиардах.

Далее с грохотом провалилась попытка доказать, что "пассивное курение" вредно. О провале медицинских фальшивок на эту тему знают не все (помогает блокада СМИ по отработанным технологиям), но многие знают. Более того, в процессе прояснилось, что и активное курение не настолько вредит курильщикам, как раньше утверждали.

Наконец, появилась электронная сигарета, и медицинское лобби поняло, что его доходы под вопросом. Главное же и сказать нечего. Говорили, что человеку вредят продукты сгорания и что главный враг – табачные компании. Но водяной пар не содержит дыма, а выпускают эти изделия совсем другие компании. Нынешние попытки врать о вреде теперь – это слабо и позорно, вдобавок это вранье раскололо антитабачное движение.

Это не все провалы заговорщиков, но их достаточно, чтобы поставить вопрос: что же дальше? Об этом в следующей, заключительной колонке цикла.

930
Теги:
курение, Дмитрий Косырев
Комментарии
Загрузка...